Торговые и культурные связи енисейских кыргызов

Добавил | 21.01.2021

Обмен и культурные связи между населением Южной Сибири, Центральной и
Средней Азии существовали с глубокой древности, поскольку эти регионы входят
в единый природно-географический степной пояс Евразии, в пределах которого
сформировался культурно-хозяйственный тип кочевых скотоводов. Первые
дорожные трассы сложились по путям миграций древнего степного населения в
связи с развитием колесного транспорта в бронзовом веке. С освоением верховой
езды в раннем железном веке караванные дороги протянулись в отдаленные
северные окраины кочевого мира. Отражением торговых и культурных связей
населения Саяно-Алтая с южными странами являются находки импортных вещей
из Китая, Средней Азии и Ирана в курганах кочевников скифского времени.
С началом функционирования, с конца I тыс. до н.э., Великого шелкового пути,
связавшего нити сухопутной караванной торговли в Евразии в единую
трансконтинентальную магистраль, торговым связям Южной Сибири со Средней
Азией и Восточным Туркестаном был придан новый импульс. Основными
товарами, перевозившимися для продажи по Великому шелковому пути были
предметы роскоши: украшения из драгоценных металлов и камней, дорогая
утварь и оружие, одежда и ткани, а также редкое сырье и лекарства народной
медицины. Южная Сибирь была поставщиком пушнины, мускуса и других видов
сырья. Особое место среди товаров караванной торговли, благодаря своим
высоким потребительским качествам, занимал шелк, который до середины I тыс.
н.э. производился только в Китае. Торговля шелком широко использовалась
китайской дипломатией в политических целях. Контроль над Великим шелковым
путем стал важным объектом борьбы между оседло-земледельческими и
кочевыми государствами Центральной, Передней и Восточной Азии в течение
периодов древности и средневековья, поскольку он обеспечивал регулярный
источник доходов. Важное место в этой борьбе занимал и контроль над
северными ответвлениями Великого шелкового пути, по которым в южные
страны вывозилась пушнина. В конце I тыс. до н.э. определенный участок
Великого шелкового пути и торговлю с Саяно-Алтаем удалось поставить под свой
контроль хуннской державе. Торговые, культурные, этнические и политические
связи населения Южной Сибири с Центральной Азией и странами, лежащими на
великом шелковом пути, значительно оживились. Вместе с хуннской
администрацией в Саяно- Алтай хлынул массив центральноазиатского кочевого
населения, поток культурных новаций и импортных вещей, в короткий срок

изменивший этнокультурный облик региона. В Южной Сибири при посредстве
хуннов появляются китайская архитектура, лаковая посуда, шелк, бронзовые
зеркала, бусы, нефритовые подвески, ханьские монеты, хуннская гончарная
керамика, хуннс- кая одежда и вооружение. Судя по археологическим материалам,
наиболее интенсивные контакты в этот период были у населения Южной Сибири
с хуннами и империей Хань.1
После падения хуннской державы и власти ханьской империи над бассейном
Тарима, в сяньбийско-жужаньское время положение в трансконтинентальной
торговле существенным образом изменилось. Китай утратил монополию на
производство шелка.2 В первые века н.э. шелковые ткани начали производить в
оазисах Восточного Туркестана. ВIII века н.э. на Великом шелковом пути
значительно возросла активность согдийских купцов, взявших в свои руки
торговлю в кочевых государствах Центральной Азии.3 В этот период расширились
контакты между Средней Азией и Южной Сибирью. В Саяно-Алтае появляются
украшения полихромного стиля. Однако количество таких находок невелико. В
степном Алтае обнаружено захоронение, близкое погребениям кенкольской
культуры.4 Влияние кенкольской культуры нашло отражение в вооружении
населения Горного и Степного Алтая, Тувы, Восточного Казахстана.5 В Туве
получают распространение земляные курганы с катакомбным типом
погребального сооружения.6 Встречается в ката- комбных памятниках Тувы
привозная гончарная посуда. Однако связи с Китаем, по-видимому, ослабели. В
южносибирских памятниках II-V вв. н.э. не обнаружено монет китайских династий
этого периода.7
В середине VI века степные просторы Евразии, включая Саяно-Алтай, были
покорены тюрками.8 Большую активность в торговой деятельности на землях
Тюркского каганата проявляли согдийцы.9 Тюркская знать, поставившая под свой
контроль торговлю на участке Великого шелкового пути через Восточный
Туркестан и Притяньшанье, стала активным потребителем предметов роскоши,
ввозимых согдийскими купцами в земли каганата. Огромные богатства,
награбленные кочевниками в завоевательных походах, обменивались на
импортные товары. По описаниям иноземных послов, тюркская каганская ставка
утопала в роскоши.10 В Тюркских памятниках в Саяно- Алтае встречаются остатки
одежды из шелковой ткани, пиршественная посуда из серебра, набор
позолоченных и серебряных украшений пояса и сбруи; дорогое привозное оружие
с чеканенным золотом надписями; золотые и серебряные серьги, бронзовое
зеркала, перстни, бусы из полудрагоценных камней и стекла.11 Обычной находкой
в тюркских памятниках являются китайские монеты танской династии. Реже
встречаются монеты и жетоны из Тюргешского каганата, Сассанидского Ирана и
Византии. Велико было влияние согдийцев на тюрок в культурном отношении. ВI
Тюркском каганате получила распространение согдийская письменность.12 Во II
Восточнотюркском каганате на ее основе была создана древнетюркская
руническая письменность, получившая распространение у уйгуров, кыргызов и
других тюркоязычных кочевников.13 К кочевникам через посредство согдийцев
проникли мировые религии: буддизм, манихейство, несторианство. В Уйгурском
каганате велика была роль согдийцев.14 Уйгурские каганы заимствовали у
согдийцев государственную манихейскую религию. Согдийцами были построены
основные уйгурские крепости в Монголии и Туве. Заметным было влияние
согдийских ремесленников на гончарное, кузнечное и ювелирное ремесла
уйгуров. В уйгурских городах проживало значительное количество согдийских
торговцев, ремесленников, землевладельцев. По-видимому, засилье согдийцев в
политической и экономической жизни уйгурского каганата способствовало
недовольству телесских племен и привело к междоусобицам и падению каганата.
В памятниках уйгурского зодчества прослеживается и танское влияние.15
Широкое распространение получила торевтика с канонической мани- хейской и
буддийской символикой у уйгуров, байырку и других телесских кочевников.16
Согдийцы в конце I тыс. н.э. основали свои фактории даже на землях курыкан в
Прибайкалье.17
Кыргызы в течение некоторого периода находились в зависимости от тюрок 1
каганата. Они были вынуждены поставлять им в качестве дани «оружие крайне
острое».18 Тюрки захватывали в кыргызских землях военнопленных, которые
становились рабами.19 Однако в VII веке н.э. кыргызы установили прямые
дипломатические и торговые отношения с империей Тан. Кыргызские посольства
и торговые караваны неоднократно пригоняли в Китай лошадей для обмена,
выкупали своих плененных соплеменников в VII-VIII вв. н.э. Отражением этой
торговли являются находки импортных предметов в кыргызских курганах чаатасах. В них обнаружена привозная лаковая посуда; золотые и серебряные блюда,
кувшины, вазы, бронзовые зеркала, монеты, рельефы.20 Многие из этих вещей
попали на Енисей с торговыми караванами из Китая и Восточного Туркестана.
Кыргызы вели активную торговлю и поддерживали дипломатические отношения
с Тибетом, тюргешским и карлукским государствами.21 Велико было также
влияние тюрок и уйгуров на кыргызскую культуру, проявившееся во многих
сходных элементах вооружения, сбруи и украшений. Между тюрками и
кыргызами существовали династические связи. В VIII в. н.э. кыргызы заимствовали у тюрок руническую письменность. Велико было также влияние тюрок
на кыргызов в военном, политическом и идеологическом отношениях.22 Кыргызы
заимствовали в Центральной Азии традиции гончарного производства. В VIII веке
ими были восприняты многие мотивы орнаментации торевтики.
После разгрома уйгуров и образования Кыргызского каганата на просторах
Центральной Азии в IX веке н.э. кыргызские каганы попытались поставить под
свой контроль торговлю по великому шелковому пути и навязать даннические
отношения империи Тан.23 К 40-м годам IX века относятся наиболее интенсивные
дипломатические контакты кыргызов с Китаем.24 В это время кыргызские воины
проводили военные операции против уйгуров в непосредственной близости от
границ империи Тан, в Хэлочуани, Ордосе, южной Маньчжурии. В IX в. активные
военные действия вели кыргызы в Восточном Туркестане, захватив ряд городов
на трассе Великого шелкового пути.25 В этот период на Енисей было ввезено
большое количество танских бронзовых монет, зеркал, лемехов и отвалов плугов,
лаковой и фарфоровой посуды. Кыргызы поставляли в Китай лошадей и меха.
Значительно оживилась торговля кыргызов с тибетцами, карлуками,
среднеазиатскими мусульманами.26 Караванная торговля из Тибета на Енисей
шла в обход уйгурских земель через владения карлуков. Каждые три года к
кыргызам направлялся «из Даши» караван из 20-и верблюдов, груженых
узорчатыми шелковыми тканями. Из Тибета, Восточного Туркестана и Средней
Азии в кыргызские земли ввозили серебряную посуду, украшения из
полудрагоценных камней, раковины каури, зеркала, дорогое парадное оружие.
Кыргызские женщины стали носить «платье из шерстяных и шелковых
тканей», полученных «из Аньси, Бэйтин и Дахя».27 Часть предметов иноземного
происхождения, полученных в результате торговли и в качестве военной добычи,
осела в погребальных памятниках эпохи кыргызского великодержавия. Сами
кыргызы продавали иноземным купцам меха соболей и других пушных зверей,
мускус, «рог хуту»,28 древесину «худанг». Эти товары получали в виде дани с
киштымов. Вместе с вещами в кыргызские земли проникало культурное влияние.
ВIX-X вв. н.э. в состав кыргызского этноса вошло и было ассимилировано большое
число киштымов, тюрок и других племен, из-за чего кыргызская культура
приобрела «общекочевнический» характер. В то же время кыргызские правители
делали попытки развития градостроительства, земледелия, введения денежного
обращения.29 Проникали в кыргызские земли иноземные религии: бон,
манихейство, буддизм.
После завоевания Центральной Азии киданями, а затем монголами, в первой
половине II тыс. н.э. торговля между Саяно-Алтаем, Восточным Туркестаном и
Средней Азией, входившими в состав монгольских государств, осуществлялась
мусульманскими купцами.30 Они ввозили на Енисей парчу, шелк,
хлопчатобумажные ткани, серебряную, стеклянную, фарфоровую посуду и
лаковую посуду, зеркала, китайские монеты. Из Южной Сибири вывозились меха
соболей и других пушных зверей. Торговые фактории существовали в
монгольских городах в Туве. Там же обнаружен мусульманский могильник.31
Кыргызская культура первой половины II тыс. н.э. испытала на себе влияние
монголоязычных кочевников в области конского снаряжения, вооружения,
военно-политического устройства. На Енисей проникли монгольская
письменность и буддийская религия, хотя они и не получили широкого
распространения. Трансконтинентальная торговля продолжала сохранять свое
значение для торговых и культурных связей енисейских кыргызов с Центральной
и Средней Азией и в период позднего средневековья.